Океан становится безлюдным

атлантический океан

Итак, речь идет о дельфинах. О давних и не особенно давних временах. И о море. О море сейчас много пишут. В море проводят исследования десятки первоклассных научных судов многих стран мира. В море добывают все больше и больше рыбы В море начинают добывать полезные ископаемые. По морям и океанам проложены тысячи оживленных пассажирских и грузовых маршрутов.

Но вот раскрываем книгу известного французского океанографа Камилла Валло и читаем "Моря становятся все более безлюдными" Что за странное и даже абсурдное утверждение? Как можно говорить это в середине XX века? И все же Валло прав. На его стороне и точность расчетов и строгость логических Рассуждений. Но по порядку.

Раньше десятки тысяч рыбаков выходили в море на утлых суденышках под парусами. Теперь в море выходят плавучие фабрики. Людей на такой фабрике, конечно, в сотни раз больше, чем на старых рыбачьих баркасах. Но разве эти люди могут быть названы моряками в настоящем смысле этого слова? Разве эти люди видят море? Одни из них весь день управляют лебедками. Другие заняты с дизельными или электрическими машинами в утробе судна Третьи моряки — радисты, четвертые — специалисты по закатке консервных банок, пятые — хирурги, шестые — терапевты, седьмые — стоматологи. А всех их мы зовем моряками.

Если посчитать, то оказывается большие суда имеют гораздо меньший персонал относительно своего тоннажа, чем старые, парусные и гребные деревянные суда. Если раньше, во времена парусного флота, для перевозки ста тонн чая из Индии в Англию вокруг Африки нужна была команда в 30 человек, то в наш век, чтобы перевезти 10 тысяч тонн сахара с Кубы в Мурманск требуется всего 50 человек. В первом случае на одного человека приходилось всего 3 тонны груза, во втором — 200.

- Впереди и слева по борту, пять кабельтовых, непонятный предмет — кричит вахтенный впередсмотрящий, всегда дежурящий на парусном судне.

И эти слова да топот матросских каблуков по деревянным трапам были, пожалуй, самыми громкими звуками в море, когда парусный клипер, изящно маневрируя, подходил к какой-нибудь плавающей на поверхности бочке.

А сейчас все мореплаватели-одиночки в один голос жалуются, что большие океанские суда иногда проходят от них всего в сотнях метров и не замечают сигналов бедствия. Но верно и то, что сейчас для определения положения штурману не нужно смотреть на звездное небо или по сторонам. Все гораздо проще рассчитал нужные пеленги береговых радиостанций и определил свое положение в океане с точностью до нескольких миль. А если очень уж сомневаешься — включи эхолот, проверь глубину океана в этом месте и сверься с батиметрической картой.

Что же получается? А вот что — на современном судне нет наблюдателей, которые по настоящему смотрели бы на море, а не на экран локатора или эхолота. А шум многочисленных судовых двигателей?

Какое мало-мальски уважающее себя животное согласится добровольно мучаться от какофонии подводных звуков, идущих от морской громадины — судна? А путешествующие по морю? Разве они путешествуют? То ли дело в старые времена. Рейс через Атлантический океан мог затянуться на несколько месяцев. Шхуны в поисках попутных ветров могли отклоняться от обычных маршрутов далеко, в стороны. Теперь рейс через Атлантику на комфортабельном быстроходном теплоходе занимает не более недели.

"Раньше по морям плавали, — замечает К. Валло, — а теперь их пересекают", а это далеко не одно и то же. Многие интересные зоологические открытия были сделаны с борта тихо скользящих бригов и корветов. Теперь же к услугам пассажиров трансатлантических судов несколько кинозалов, телевизоры, плавательные бассейны, площадки для игры в гольф и теннис. Море само по себе, а "мореплаватель" сам по себе. Пересечет такой путешественник океан, а впечатления в основном укладываются в отзывы о просмотренных фильмах, да в рассказы о баталиях на теннисных кортах.

Вот и получается, что все меньше и меньше становится людей, живущих на море, все меньше становится людей наблюдающих жизнь моря. Не забудьте, что современные суда ходят по одним и тем же проторенным дорогам. Движение на таких дорогах можно вполне сравнить с движением по оживленной автомагистрали. Если не верите, давайте подсчитаем. Ежедневно теплоход, пересекающий океан по обычному маршруту из Европы в Нью-Йорк, встречает не меньше двух-трех пассажирских судов. В каждом около 500 пассажиров. Водитель автомашины на оживленном подмосковном шоссе вдали от крупных городов встречает около 20 машин в час. Предположим, что в каждой встречной машине сидят в среднем три человека, следовательно, за сутки непрерывного движения водитель встретит на дороге около полутора тысяч человек. А уж какие открытия можно сделать на людном шоссе?

Поделитесь с друзьми в соцсетях

объявлений
301
рубрика
770
городов и регионов
организаций и магазинов